Интервью Лео Бокерия

okeria

Лео Антонович Бокерия родился 22 декабря 1939 года в городе Очамчира (Абхазия). В 1965 году он окончил 1-й Московский медицинский институт имени И.М. Сеченова и поступил в аспирантуру на кафедру топографической анатомии и оперативной хирургии.

Завершив учебу в 1968 году, Бокерия по распределению был направлен на работу в качестве старшего научного сотрудника в Институт сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Здесь в 1974-1977 годах он руководил лабораторией гипербарической оксигенации, а затем был назначен заместителем директора по науке, руководителем отделения хирургического лечения нарушений ритма сердца. С 1994 года Лео Антонович является директором Научного Центра сердечно-сосудистой хирургии (НЦССХ) имени А.Н. Бакулева РАМН.

Лео Антонович Бокерия родился 22 декабря 1939 года в городе Очамчира (Абхазия). В 1965 году он окончил 1-й Московский медицинский институт имени И.М. Сеченова и поступил в аспирантуру на кафедру топографической анатомии и оперативной хирургии.

Завершив учебу в 1968 году, Бокерия по распределению был направлен на работу в качестве старшего научного сотрудника в Институт сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Здесь в 1974-1977 годах он руководил лабораторией гипербарической оксигенации, а затем был назначен заместителем директора по науке, руководителем отделения хирургического лечения нарушений ритма сердца. С 1994 года Лео Антонович является директором Научного Центра сердечно-сосудистой хирургии (НЦССХ) имени А.Н. Бакулева РАМН.

Лео Бокерия – это имя, записанное в далеком 1939 году в Свидетельстве о рождении в ЗАГСе маленького Абхазского городка Очамчира, спустя несколько десятилетий стало не просто известным на весь мир. Оно стало синонимом надежды, надежды на выздоровления, надежды на жизнь. Через руки кардиохирурга Бокерия за полвека работы прошли тысячи людей, вернее тысячи человеческих сердец, измученных различными патологиями, ишемией, инфарктами. А еще это спасенные дети, возраст которых порой достигает всего нескольких дней. И вовремя проведенная операция – это реальный шанс на полное выздоровление, а значит на полноценную жизнь.

Лео Бокерия: Если этого ребенка не прооперировать в течение первого месяца, то 36% из 100% - умрет. Следующие 35,5% - умрут в последующие 11 месяцев. То есть нам нужно обеспечить эти семь тысяч операций в течение года.

Лео Антонович Бокерия – главный кардиохирург России, известный ученый, организатор медицинской науки и общественный деятель, академик РАМН, член президиума РАМН, директор научного центра "Сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева", член Общественной палаты РФ, президент "Лиги здоровья нации". На счету Лео Бокерия более двух тысяч операций на открытом сердце. Награжден многочисленными государственными наградами, среди которых три ордена "За заслуги перед Отечеством", орден "преп. Сергия Радонежского", а также "Государственной премии СССР и России". Первой большой победой для Лео Бокерия стала главная премия времен СССР – "Ленинская", полученная им в 36 лет.

Лео Бокерия: Скажу, почему это моя самая дорогая – потому что это была моя студенческая работа, которая затем переросла в кандидатскую диссертацию, в докторскую диссертацию, в первые операции в мировой практике в условиях барооперационной. И вот в 1976 году мне было 36 лет, я получил "Ленинскую" премию. Вскоре после этого, конечно, меня повело, потому что приглашали везде, в газетах писали. Так, скажем, грузины вообще с ума сошли. Хотя я всю жизнь учился и работал в Москве. Тем не менее. И вот я пришел к  Бураковскому Владимиру Ивановичу, моему любимому учителю, с которым я и получал эту премию. И сказал ему, что вот вроде бы и "Ленинская" премия, а я ничего не почувствовал в институте. А он мне сказал: "Забудь. Ты получил и забудь". Я говорю: "Как забыть?" Он мне сказал: "Забудь. И чем быстрее забудешь, тем будет лучше". И потом я понял, в течение недели или 10 дней переваривал, но потом понял, что он совершенно прав. И это было мое счастье, что я это понял. И поэтому у меня начался новый этап, я занялся жизнеугрожающими аритмиями, которыми никто в Советском Союзе в то время не занимался. И мы действительно через 10 лет получили "Государственную премию СССР". Поэтому все-таки "Ленинская" премия во всех отношениях меня многому научила.